Открытый взор на мир, или летний вечер на террасе с какао и ватрушками

Помощь беженцам в Донецке

Есть два Донецка: на Украине и в России. Мы поехали в Донецк, что находится рядом с городом Каменск-Шахтинский. Туда, где организовали лагерь беженцев с Украины.

Донецк_карта

Хороша летняя дорога. М4 радовала нас своей ровностью и возможностью обгона по 3-м полосам. К ночи застали волшебное роение поденок — мотыльков с дрожащими крылышками.

padenky_royatsia

     Это происходило в тишине, без какого-то либо жужжания. Самое настоящее волшебство. У поденок у взрослых особей нет рта. Они вообще не едят. Становясь взрослыми они успевают покружиться в брачном танце, отложить яички и умереть. Но как ярко проходит у них эта вспышка жизни…

   У людей, которые попали в войну их жизнь, наверное тоже как вспышка. И это не правильно. Поэтому мы купили консервы, конфеты, чай, кофе, воду и поехали в лагерь беженцев. Просто взяли и поехали.

dlya_bezhencev

   Мы знали, что в лагере много детишек, поэтому подумали, что всех накормить не получится, а сладкое будет в самый раз. По дороге на Донецк нам часто встречались военные колонны. Люди в них ехали серьезные и фотографировать мы их не стали. Не на парад ехали.  Мы раз засмотрелись и проехали поворот. Пришлось разворачиваться.

Точное расположение лагеря мы не знали, но по пути было много постов и казачьих разъездов, где нам все подробно описывали.

Наконец, приехав в Донецк, мы немного покружили, но нашли лагерь беженцев.

lager_bezhencev

При входе в лагерь быстро сооружались палатки. На земле сидели люди — мужчины и женщины. У них были такие пустые глаза, что казалось, перед тобой сидят умершие люди. Быстрее всего приходили в себя дети. Было странно смотреть, когда рядом с вялыми взрослыми ходили дети и организовывали питание и распределение вещей и продуктов. Комендант лагеря — Александр Васильевич — настоящий казак-кубанец. Он быстрым шагом ходил между палаток, успокаивал прибывших, говорил куда пройти, что сделать. Мы попали в так называемый коридор — когда автобусы с Украины везли женщин и детей. В этот момент не стреляли, а в лагере говорили тихо. Ждали обстрела. Рядом с лагерем стоял 5-ти этажный дом с разрушенной крышей и стенами. Утром туда попали снаряды.

Когда мы принесли сумки и коробки, то были немного в растерянности. Народу было много. Где все оставить? Куда положить? Александр Васильевич сказал, чтобы мы положили все в приемочную палатку около стола.  Он был очень обрадован сладостям. «Детишек много… Плачут, а успокоить — только сахар…» «Да вы не бойтесь, здесь никто чужого не возьмет»  И мы поняли что действительно никто ничего не возьмет. Просто война ставит все на свои места.

lager_bezhencev2

Было жарко. И тихо. Дети не плакали. Все ждали. Ждали когда начнется обстрел.

Когда мы уезжали, то ехали молча почти час. Говорить было тяжело. Не хочу войну. Она убивает всех и сразу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *