Открытй взор на мир, или летний вечер на террасе с какао и ватрушками

Заметки горожанина

Оккупация по-американски. Сто лет назад армия США вторглась в Россию

Восьмитысячный экспедиционный корпус, поддержка Белого движения и самые серьезные намерения — ровно 100 лет назад, 15 августа 1918 года, Госдепартамент США официально объявил о разрыве дипломатических отношений с Россией, после чего американцы высадились во Владивостоке. Это ознаменовало начало полномасштабной интервенции стран Антанты в уже охваченную Гражданской войной страну. О том, какую память оставили после себя заокеанские военнослужащие на Дальнем Востоке, — в материале РИА Новости.

«Нация не существует»

Вступление конных частей Красной Армии в Казань. 1918 год

Сразу после Октябрьской революции Советская Россия заключила с Германией перемирие на Восточном фронте и фактически вышла из войны. Страны Антанты восприняли это буквально в штыки. Под предлогом недопустимости захвата власти в бывшей империи «прогерманской партией» западные державы готовились к вторжению в Россию, уже объятую Гражданской войной.В декабре 1917-го США, Великобритания, Франция и их союзники провели конференцию, на которой было принято решение о разграничении зон интересов на территории бывшей Российской империи и установлении контактов с национально-демократическими правительствами. Иными словами, «западные партнеры» планировали поделить крупнейшее государство на планете между собой, а помочь им в этом должны были представители Белого движения. Контакты с ними интервенты наладили еще до вторжения.

Во французскую сферу влияния входили Украина, Бессарабия и Крым. Англия оставляла за собой право на «казачьи и кавказские области», Армению, Грузию и Курдистан. США, в первые годы советской власти сохранявшие нейтралитет, согласились в итоге помочь Великобритании и Франции в «освоении» российского Приморья. Американцы хотели убить двух зайцев — получить доступ к богатым ресурсам Дальнего Востока и помешать закрепиться там Японии, тоже имевшей виды на «шкуру неубитого медведя».

Возможное сопротивление русских в расчет не брали. Сенатор-республиканец от штата Вашингтон Майлз Пойндекстер, призывая к интервенции, прямо говорил: «Россия стала просто географическим понятием, и ни чем более она никогда не будет. Ее сила сплочения, организации и восстановления ушла навсегда. Нация не существует…» К вторжению призывал и посол США в России Дэвид Фрэнсис: «Я настаиваю на необходимости взять под свой контроль Владивосток, а Мурманск и Архангельск отдать Великобритании и Франции».

Оккупация

Уже 3 августа 1918-го военное министерство США отдает приказ генералу Уильяму Грейвсу об отправке во Владивосток 27-го и 31-го пехотного полков, а также добровольцев из 13-го и 62-го полков. Всего в середине месяца американцы высадили на Дальнем Востоке около восьми тысяч военнослужащих. В экспедиционные силы входили также канадцы, итальянцы и англичане. Формально контингент должен был обеспечить безопасный проезд чехословацкого корпуса из глубин России. На самом деле преобладали более меркантильные устремления.»Интервенты защищали на территории России интересы своего капитала, — говорит военный историк Борис Юлин. — Золотые прииски, лес, уголь — на все это у них были планы. Убежден: Гражданская война в стране была столь длительной и кровопролитной только из-за вмешательства иностранных держав. Если бы не белочехи и интервенты, она закончилась бы без большой крови уже в 1918-м. Руководители Белого движения обеспечивали американские, английские, французские, японские концессии, обещали выплатить царские долги. Фактически они предоставляли чужакам контроль над территорией».

Американские интервенты воспользовались «приглашением» в полной мере. Они вывозили с Дальнего Востока лес, пушнину, золото. Американские фирмы получили разрешение от правительства Колчака совершать торговые операции в обмен на кредиты «Сити бэнк» и «Гаранти траст». Только одна компания отправила из Владивостока в США 15,7 тысячи пудов шерсти, 20,5 тысячи овечьих шкур, 10,2 тысячи крупных сухих кож. Вывозилось все, представлявшее хоть какую-нибудь ценность.

С местным населением, поддерживавшим красных партизан, не церемонились. В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока сохранились «Акты о замученных и расстрелянных крестьянах в Ольгинском уезде в 1918-1920 годах». Вот выдержка из этого документа: «Захватив крестьян И. Гоневчука, С. Горшкова, П. Опарина и З. Мурашко, американцы живьем закопали их за связь с местными партизанами. А с женой партизана Е. Бойчука расправились следующим образом: искололи тело штыками и утопили в помойной яме. Крестьянина Бочкарева до неузнаваемости изуродовали штыками и ножами: нос, губы, уши были отрезаны, челюсть выбита, лицо и глаза исколоты штыками, все тело изрезано. У ст. Свиягино таким же зверским способом был замучен партизан Н. Мясников, которому, по свидетельству очевидца, сперва отрубили уши, потом нос, руки, ноги, живым порубив на куски».

Девятнадцать месяцев

Историк Федор Нестеров в книге «Связь времен» писал: «Сторонников Советов всюду, куда доставал штык заокеанских «освободителей России», кололи, рубили, расстреливали партиями, вешали, топили в Амуре, увозили в пыточных «поездах смерти», морили голодом в концлагерях». По его словам, многие крестьяне, поначалу не поддержавшие советскую власть, в конечном счете восстали против «гостей» и перешли на сторону партизан.

Сопротивление оккупантам ширилось. Вошел в историю бой у села Романовка под Владивостоком 25 июня 1919-го: большевистские части под командованием Якова Тряпицына атаковали позиции армии США и уничтожили более двадцати солдат противника.

После поражения колчаковских войск иностранная интервенция в России потеряла смысл. За 19 месяцев пребывания в стране американский контингент на Дальнем Востоке потерял убитыми почти 200 солдат и офицеров. Последний заокеанский военнослужащий отправился домой 1 апреля 1920-го.

Стоит отметить, что даже после завершения Гражданской войны и признания СССР американцами и большинством европейских держав кровавую кампанию в России никто из западных политиков не осудил. Двуличное отношение к оккупации территорий суверенного государства исчерпывающе охарактеризовал Уинстон Черчилль в своем четырехтомном труде «Мировой кризис».

«Находились ли союзники в войне с Советской Россией? Разумеется, нет, но советских людей они убивали, как только те попадались им на глаза; на русской земле они оставались в качестве завоевателей; они снабжали оружием врагов советского правительства; они блокировали его порты; они топили его военные суда. Они горячо стремились к падению советского правительства и строили планы этого падения. Но объявить ему войну — это стыд! Интервенция — позор! Они продолжали повторять, что для них совершенно безразлично, как русские разрешают свои внутренние дела. Они желали оставаться беспристрастными и наносили удар за ударом».

Статья — издания МИА «Россия сегодня»

В холода, в холода…

В холода, в холода,
От насиженных мест
Нас другие зовут города, —
Будь то Минск, будь то Брест.
В холода, в холода…

Неспроста, неспроста,
От родных тополей
Нас далекие манят места,-
Будто там веселей.
Неспроста, неспроста…

Как нас дома ни грей,
Не хватает всегда
Новых встреч нам и новых друзей, —
Будто с нами беда.
Будто с ними — теплей…

Как бы ни было нам
Хорошо иногда,
Возвращаемся мы по домам.
Где же наша звезда?
Может — здесь, может — там…

1965 В.Высоцкий.

75 лет назад, 23 августа 1942 года, гитлеровцы попытались атаковали Сталинград

«Нам надо пройти до Волги еще только один километр, но мы никак не можем это сделать. Мы ведем войну за этот километр дольше, чем за всю Францию, но русские стоят, как каменные глыбы…»

Ровно 75 лет назад, 23 августа 1942 года, Сталинград подвергся первой массированной воздушной бомбардировке, которая буквально смешала его с землей. Четвертый воздушный флот люфтваффе обрушился на город всей своей мощью и за полдня уничтожил более половины жилого фонда. После тяжелых фугасных бомб, сносивших каркасы домов до основания, в дело пошли зажигательные боеприпасы, вызвавшие многочисленные пожары. Огромный огненный вихрь опустошил центральные районы и перекинулся на окраины. Процветавший до войны Сталинград стал похож на перепаханное поле с остовами построек и печными трубами. Погибло более 40 тысяч человек… Казалось, что утонувший в огне и дыму город больше не сможет сопротивляться. Но бомбардировки 23 августа стали лишь началом героической обороны Сталинграда советскими войсками, продолжавшейся более полугода.

Огненный ад

К началу бомбежек из 400 тысяч жителей города были эвакуированы около 100 тысяч. Большинство оставшихся взрослых и детей были задействованы в фортификационных работах — возводили баррикады, рыли траншеи и противотанковые рвы, маскировали стратегически важные объекты. Подготовка Сталинграда к длительной осаде шла в спешке — вермахт был уже близко. В 16 часов 23 августа ударная группировка 6-й немецкой армии прорвалась к Волге близ северной окраины Сталинграда, в районе поселков Латошинка, Акатовка, Рынок. Первыми удар бронетехники 14-го танкового корпуса приняли на себя советские зенитные батареи 1077-го полка. Завязался ожесточенный бой.

Читать далее